Роды с мужем

rodi-s-muzemКто-то убежден, что при рождении малыша обязательно должны присутствовать те же, что и при зачатии. Другие не сомневаются, что это только мамино дело. Наш автор испытала на себе и то и другое. И сделала собственные выводы. Согласитесь вы с ними или нет, решать только вам.

Вот честное слово, даже не пред­ставляю, какие могут быть веские аргументы против ро­дов с мужем! Разве что у вас нет мужа. Все про­чие мотивы, в конечном итоге, свидетельствуют о том же. Что чаще все­го говорят женщины, принципиально не же­лающие рожать в паре с любимым? И почему эти доводы не всегда обо­снованны?

Женский страх

Увидев меня в таком состоянии, муж потеряет ко мне сексуальное влечение.

Вероятно, это самый распространен­ный женский страх. Я тоже так рассуждала, когда рожала своего первого ре­бенка от первого мужа. Еще бы! Я, всег­да такая тонкая, звонкая, подтянутая и деловая, предстану перед ним врас- коряку, с красным от натуги лицом! Нет уж, пусть лучше дома подождет. Муж подождал, а когда малышу испол­нилось три месяца, он нас покинул. Как-то я совсем забыла предусмотреть, что постоянно подтекающая грудь, ха­лат, позволяющий быстро ее обна­жить и дать ребенку, не до конца втя­нувшийся живот, синева под глазами от бессонных ночей и ограничения по сексу тоже не слишком соответствуют тому образу, которым некогда пленялся мой мужчина. Вместе с тем я прекрас­но понимаю, что, рожай мы вместе, финал был бы тот же. Разве что папа покинул бы нас на пару месяцев позже — из уважения к моим страданиям. Или на пару месяцев раньше — из отвращения к красному от натуги лицу. Совместные роды (как, впрочем, и лю­бая критическая ситуация) — лишь катализатор и индикатор отношений в паре. Если муж вас любит любую — накрашенную и ненакрашенную, если вы согласились быть вместе «в болезни и в здравии, в печали и в радости», партнерские роды лишь усилят любовь и взаимное влечение. Если же вы до сих пор (а вы как минимум 9 месяцев вме­сте) вынуждены завоевывать своего мужчину, его присутствие в родзале, возможно, станет началом конца.

Психологи предупреждают

Не пытайтесь реанимировать отношения при помощи партнерских родов. Это также бессмысленно, и даже вредно, как и сама беременность «ради сохранения семьи». Вопрос совместных родов — это не вопрос его или ее принципов, пристрастий и комплексов. Это исключительно вопрос взаимоотношений в паре.

Если все важные для семьи решения вы привыкли принимать вместе, если вы действительно ЗА мужем, как за каменной стеной, и если вы можете себе позволить опереться на своего мужчину не только морально, но и физически, то вам можно и, вероятно, даже нужно рожать вместе.

Процесс родов

Роды — это таинство, а не шоу.

Конечно, для любимого мужа это тайна. А для врачей, акушерок, санитарок и студентов-практикантов — нет? Если руководствоваться этим мотивом, то нужно ро­жать дома и в гордом одиночестве, пока будущий папа дежурит под дверью. Хотя лучше бы он дежурил возле вас, подзывая врачей в нужный момент. Помню кошмар сеоих первых (одиночных) родов, ког­да меня, приведя в родзал, уложили на кушетку, под­ключили к монитору... И все ушли. Что за монитор, я не знала. Что он показывает, не видела (экран был у меня за головой, а шевелиться не разрешили). Так я и лежала часа два, не шевелясь и постанывая от схваток. А потом не на шутку забеспокоилась: что все- таки там, на мониторе? Был бы при мне муж, он бы по­смотрел. Или сбегал за врачами. Но мужа не было, и я стала звать сама (встать не могла, обмотанная ремеш­ками и проводами). Через полчаса меня услышали. Во­шла акушерка, глянула на монитор и сказала: — Ой! Да он отключился!

— Кто? — похолодела я.

— Датчик. — Она отстегнула меня от привязей, раз­решила походить и снова удалилась. Я даже не успела спросить, что с ребенком... Впрочем, если датчик от­ключился давно, то она и не могла знать. В тот момент я подумала, что муж обязательно должен быть на ро­дах, хотя бы для того, чтобы просто смотреть.

Самочувствие мужа при родах

Во время схваток придется постоянно переживать, как себя чувствует муж!

А между прочим, это сильный отвлекающий момент. Когда вы думаете не о боли, а о том, что мужу надо предложить кофе или задать взбучку, болевые сигна­лы тормозятся на пути к вашему мозгу. И кстати, переживать, по идее, должен муж, а не вы. Это вам больно. И он должен что-то предпринять: дать вам повисеть на его шее, поддержать вам спинку, пока вы пытаетесь облегчить схватки, сидя на мяче, помассировать аккупунктурные точки... Правда, для этого надо предварительно походить на курсы подготовки к родам или хотя бы посмотреть диски- инструкции. Но, даже если муж не ходил с вами на курсы, его присутствие очень помогает пережить пер­вый период родов, потому что создает ощущение «все под контролем».

Я сделала глупость: не учла, что вторые роды бывают стремительнее первых. Когда мы прибыли в роддом (со вторым мужем за вторым ребенком), доктор осмо­трел меня и сказал: «Ну... Все только начинается. Тут еще дел часов на восемь». Поразмыслив, что восемь ча­сов держать мужа за руку (а на курсы мы не ходили) — это жестоко, я отправила любимого поспать, побещав позвонить, «когда станет совсем круто»... Кто бы мог подумать, что круто мне станет сразу после клизмы! Меня привели в родовую палату. Едва дыша, я надиктовала данные для медицинской карты. И тут же схватилась за мобильник. «Нельзя», — заявила аку­шерка. Ну ничего себе!

По контракту (а роды с мужем у нас, как правило, до­ступны тем, кто рожает по контракту) вы имеете пра­во пользоваться мобильным телефоном и вызвать му­жа в нужный момент... Но как раз в тот момент, ког­да вы попадаете в родовую, врачи требуют, чтобы сотовый был выключен, поскольку нарушает работу диагностических приборов. И это действительно так. Что делать? Не стесняться. Если вас положили в родо­вую, а не в предродовую, значит, мужу уже пора быть рядом. Звоните сразу, а потом выключайте телефон. Я позвонила и сказала: «Мне ужасно плохо. 8 часов таких мучений я не выдержу без тебя». Ей-богу, в этот момент мне не казалось, что недосып мужа страшнее моих схваток.

— Еду, — ответил муж. Он приехал меньше, чем через час. А я уже лежала на родовом кресле, и головка ре­бенка появилась на свет.

Акушеры отмечают

Как правило, роженицы в присутствии мужа ведут себя более собранно, четче выполняют команды врачей и акушерок, не позволяют себе распускаться и «уходить из реальности». Громкие истерики с проклятиями и избиением партнера, который якобы во всем виноват относятся всего лишь к разряду специально прописанных сценариев для американских комедий.

Поддержка

Пусть муж поддержит во время схваток, но он не должен видеть самих родов.

Это утверждение сродни первому (бояз­ни быть некрасивой), но все-таки более обоснованно. Действительно, сам про­цесс рождения подразумевает массу фи­зиологических нюансов, на которые че­ловеку, не имеющему медицинского об­разования или военной подготовки, гля­нуть страшно.

В этом случае, возможно, будущему па­пе и впрямь лучше перекурить за стенкой. Но если он будет стоять у ва­шего изголовья, то страшных подробностей, скорее, не разглядит. «С той стороны» будут орудовать доктор и акушерка. А любимый мужчина помо­жет вам следить за ритмом дыхания и поддержит за плечи при потугах. К изголовью мой муж уже не успевал, я вовсю рожала. А меня вдруг отпустила боль, и я подумала, что он прибыл как раз в самый ответственный момент. Что я буду делать, если малыш сейчас вдруг не закричит? В кого я буду плакать? Кто удержит меня на этом свете? Увидев рядом своего мужчину, я сделала послед­нее усилие, и младенец, выскочив на ру­ки акушерке, торжествующе заорал:

— Ага-а-а-а-а-аааааа!

Теперь можно было закрыть глаза и рас­слабиться: муж присмотрит за тем, что­бы нашего сына не уронили и не под­менили, пока будут обтирать и измерять. Вы даже не представляете, сколько глупых страхов теснится в голове роженицы! А дальше наступил пикантный момент:

— Я вас должен осмотреть, — шепнул доктор. — Не надо, чтобы муж это видел.

— Так дайте ему ребенка, — сообрази­ла акушерка.

Пока вас осматривают и, возможно, за­шивают после родов, малышу будет гораздо комфортнее на отцовских руках, чем на пеленальном столе. Обоих моих мужчин выставили в коридор. В сосед­них родблоках заходились в крике чьи-то дети, а эти двое молча и трепетно из­учали друг друга: один с придурковатой улыбкой на счастливом лице, другой — с закрытыми глазами и открытым ртом. С тех пор малыш (а ему уже скоро три го­да) предпочитает засыпать на руках у па­пы... Или хотя бы подложив отцовскую ладонь себе под щеку.

Муж против

Мой муж против партнерских родов.

Он против, потому что так не делали его папа, дедушка и дру­зья. Потому что до сих пор так было не принято. И главное, по­тому, что он не понимает своей роли и не хочет без толку сто­ять посреди палаты, не зная, ку­да девать руки.

Поэтому не поленитесь четко изложить, чего, собственно, вы ждете от мужчины в родзале. Физической поддержки — что­бы в буквальном смысле дер­жал за плечи во время схваток, массировал поясницу, помогал контролировать дыхание?

{social}

Карапузик